Электронная подписка

По всем вопросам обращайтесь по эл. адресу: drugba158@ukr.net

... Читать полностью...

Как Юные девчонки в тылу приближали победу

Все меньше фронтовиков осталось в живых. В нашем районе их всего трое, но живы еще люди, перенесшие все тяготы трудового фронта. Они приближали победу в шахтах, за станками, в полях. Своими воспоминаниями о тех годах с нами согласилась поделиться жительница Болграда Ольга Харитоновна Форостова. Сегодня ей уже больше 90 лет, но свою тяжелую юность она помнит до деталей. 

Лишения детства

С самого рождения жизнь Ольги была нелегкой. Многодетная семья пережила немало бед. Рано не стало мамы, потом умерли брат и младшая сестренка. Отец, раненый в голову в Первую мировую войну и страдающий постоянными болями, женился вновь. С мачехой отношения не сложились. Девочка закончила только 4 класса и работала наравне со взрослыми в колхозе. О своем детстве Ольга Харитоновна вспоминает неохотно.

- Мы жили на Хмельниччине, в землянках. Что я видела? Тяжелый труд, нищету, грязь и постоянный страх, - рассказывает она. - Но самым страшным было то, что людей заставляли отказываться от своей веры, видела, как рушат церкви. 

Война ворвалась в домстрашным голосом Левитана 

- Красивое воскресенье, у старшеклассников был последний экзамен и тут такая новость! - вспоминает со слезами на глазах женщина. - Многие ушли сразу добровольцами. А через три дня в селе уже была моторазведка фашистов. Они заходили во дворы и, угрожая автоматами, забирали продукты. На второй день их присутствия случилась первая трагедия. Прямо на улице убили главу еврейской семьи, которая с двумя другими семьями приехала из Западной Украины. Позже расстреляли остальных. 

В родном селе Ольги больше никто из мирных жителей не пострадал, а в 12 километрах от них фашисты прошли безжалостным рейдом: 

- Косили людей, как колосья в поле. Все было усыпано трупами. В 50 км от нас была Шепетовка, где велись ожесточенные бои. К нам привозили раненых. Госпиталь оборудовали в школе, детском саду. Размещали людей и в домах.

Обман во спасение

В 1942 году Ольгу чуть не угнали в Германию. Сначала всех согнали в город Изяслав. Там в бывших конюшнях ожидали своей участи сотни несчастных, напуганных и доведенных до отчаяния молодых девушек. Спасла от концлагерей Ольгу старшая сестра Евгения, которая заменила ей мать. Она по совету односельчан сымитировала на теле младшей сестрички гнойные раны. Фашисты, очень боявшиеся всякой заразы, оставили ее в покое. 

- Если бы обман раскрылся, меня бы убили на месте, - говорит Ольга Харитоновна. - Вокруг сборного пункта стояли виселицы. Если кто-то пытался бежать, девушек вешали на месте… У меня очень сильный ангел-хранитель. Видимо, он и помог мне пережить много бед и лишений.

Вспоминает Ольга Форостова и то, как приходилось копать окопы, как засыпали остатками фундаментов и печей домов от сожженной немцами деревни топи, чтобы наши войска могли идти дальше. 

- Вокруг снег, а мы раздетые, в лохмотьях, на ногах лапти. На своих хрупких плечах тащили за несколько километров мешки с камнями. Я уже была в таком виде, что как-то молодой сержантик назвал меня бабушкой. А мне не было и 20 лет! 

Солдат трудового фронта

В 1944 году Ольга работала на полях. После покоса пришла повестка. В военкомате сказали: «Теперь вы - солдат трудового фронта. Направляетесь на Донбасс. Стране нужен уголь». Женя сшила сестре несколько юбок. Одну из подкладки мужниного пиджака, вторую - из домотканой ткани, которую покрасила бузиной. Дала в дорогу две миски ржаной муки и отправила со слезами и просьбой беречь себя.  

- Работали в шахтах в две смены по 12 часов, - рассказывает Ольга Харитоновна. - Нельзя передать словами, насколько это адский, каторжный труд. В диком холоде мы спускались в шахты в спецовке на голое тело и резиновых сапогах.  Под лозунгом: «Все для фронта, все - для победы» мы перевыполняли планы, не думая о своем здоровье.

Ежедневно слушали сводки с полей сражений и тихо молились об окончании войны. И Победа пришла. Ольга встретила ее на своем боевом посту. 

- Это было непередаваемое счастье, - с дрожью в голосе вспоминает наша героиня.

Авария в шахте изменила всю жизнь Ольги

Уже после войны, продолжая работать на шахте, Ольга встретила своего будущего мужа, который с группой ФЗОшников (школа фабрично-заводского обучения) приехал из Болграда. Смелый и дерзкий бессарабский мальчишка, который был младше Ольги на несколько лет, сразу заявил, что она станет его женой. Так и случилось… через 7 долгих лет разлуки и бесконечных писем. Она не раз отвергала ухаживания, особенно после трагедии, которая изменила ее жизнь навсегда. Ольгу попросили выйти не в свою смену и заменить инженера, который управлял появившейся на шахте старой лебедкой (раньше вагонетки гнали коногоны, потом - вручную). Девушка как чувствовала, думала: иду в последний раз, но согласилась.

- На лебедке был старый проволочный трос, весь в узлах. Мне надо было его направлять на стойку. Один из узлов зацепился, трос под напряжением оборвался и ударил меня в лицо. Чтобы удержаться, я машинально схватилась за шестерню. Правую руку тут же  затянуло и начало молотить. К счастью, рядом была подруга, которая остановила агрегат.  

Окровавленную Ольгу на руках подняли из шахты. Пальцы остались внизу, рука была сломана во многих местах, порваны сухожилия. В шахте врачей не было. Руку от ампутации Ольге спас хирург-фронтовик в Ровеньках. Рука осталась, только вот работать Ольга уже не могла. Чтобы развивать конечность, она двумя оставшимися пальцами научилась вязать. 

- За свою жизнь я связала бесчисленное количество вещей, скатертей, салфеточек, - рассказывает Ольга Харитоновна, дом которой весь украшен ее изделиями. 

В Болград, отслужив 4 года в армии,  ее и привез молодой муж. Он всю жизнь работал шофером, но рано ушел из жизни. Ольга осталась одна. Вот уже больше 25 лет ей помогает социальный работник Вера.

О главной в жизни песне

Из самых ярких событий жизни Ольга Харитоновна вспомнила и рассказала об отмене карточной системы. Вольный хлеб можно было купить только в начале 1948 года после страшного голодного 47-го. Тогда же девушка смогла сделать первую большую покупку - ножницы. В 1950 году она впервые увидела баклажаны, перец, в 52-ом появился на прилавках рис.

Воспоминания… Все чаще Ольга Харитоновна поет песню, которая помогала выжить в тяжелые годы.

- Я не вспоминала ее очень долго. Лет 10 назад знакомые до боли строки я услышала в гостях, и во мне как будто все перевернулось. Я очень хочу, чтобы ее строки услышали люди и сохранили, как память о нас, девчонках, которые тоже были причастны к победе над фашизмом, - попросила Ольга Харитоновна и запела…

Мы выполняем ее просьбу. Дай Бог Вам, Ольга Харитоновна, еще долгих лет жизни и спасибо за Ваш трудовой подвиг и бесценную память.

Может в Колпино, может в Рязани 

Не ложилися девушки спать,

Много варежек теплых связали,

Чтоб на фронт их бойцам отослать.

Украшали их ниткой цветною,

Славно спорился девичий труд,

Все сидели порою ночною

И гадали, кому попадут.

Может, летчику,  а, может, саперу -

У Отчизны же много сынов,

Аль чумазому парню-саперу, 

Аль кому из отважных бойцов.

И одна боевая девчонка 

Написала в записке слова:

«Мой товарищ, тебя я не знаю,

Но любовь в моем сердце жива».

Эти варежки посланы были,

Где война, где мороз и жестоки бои.

Получил командир батареи

Эти варежки-пуховики,

Что так ласково, нежно грели,

Как пожатие женской руки…

Вот одержим мы скоро победу

Поезд двинется в дальнюю даль

Обязательно к тебе я приеду

Может в Колпино, может в Рязань.

Автор: Ольга Коптякова

Комментариев: 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, не оставляйте оскорбительные, клеветнические комментарии, призывы к национальной розни, а также сообщения, не относящиеся к теме публикации. Эти комментарии будут удалены.

Защита от спама. Просто введите в поле фразу "Я не робот".