Электронная подписка

По всем вопросам обращайтесь по эл. адресу: drugba158@ukr.net

... Читать полностью...

ВДОВА ПОЧЁТНОГО ГРАЖДАНИНА БОЛГРАДА АННА БЕРДИЧЕВСКАЯ: "МИХАИЛ АГБУНОВ - МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ ЖИЗНИ"

В этом году список Почетных граждан Болграда пополнился еще одной фамилией – украинского ученого болгарского происхождения, уроженца нашего города ныне покойного Михаила Агбунова. Мы рассказывали о его вкладе в науку. Все это можно прочесть в Интернете. Но вы вряд ли найдете там то, каким был этот человек. «Дружбе» и ее читателям в этом плане повезло. В День рождения Болграда автор этих строк познакомилась с женщиной, которая была с Михаилом Агбуновым все последние одиннадцать лет его непродолжительной, но насыщенной во всех сферах жизни. Анна Бердичевская была его и музой, и единомышленницей, и доброй «мачУхой» его детям, но, прежде всего, любимой женщиной. Она знает о нем все. И любви ее, кажется, нет конца к своему Мише, Мишке…Во время нашей беседы, которая прошла в одном из любимых мест Михаила Агбунова -
Болградском историко-этнографическом музее, эта женщина называла его только так. И в моем воображении Почетный гражданин Болграда все больше представлялся романтическим бунтарем, готовым на отчаянные поступки.

Судьба дважды их свела…


Знакомство молодой журналистки из Сумщины Анны Бердичевской, к тому времени разведенной мамы маленького сына и начинающего редактора судовой газеты «Антарктика» на китобойной  плавбазе «Советская Украина» Одесского объединения рыбной промышленности, и молодого ученого Михаила Агбунова мало походило на судьбоносное. Она как раз готовилась отправиться в свой первый рейс в Антарктику, когда подруга пригласила ее на презентацию проекта «Ивлия» - копии древнегреческой диеры, воссозданной при непосредственном участии Михаила Агбунова для последующих историко-географических экспедиций и названной в честь его дочери. Молодой ученый, который к тому моменту уже защитился в МГУ им. Ломоносова и выпустил в Москве и Киеве ряд монографий, предстал перед моей героиней «этаким фривольным московским денди с Тверского околотка». «Я быстро поняла, что Миша - еще тот дамский угодник. Это он в Одессе для всех был неженатым, а там, в Москве, у него уже родились двойняшки – сын и дочь. В общем, в ту первую нашу встречу мы нежно разругались…».
Анна на протяжении последующих девяти месяцев рейса выпускала на судне газету, поднимая дух работников китобойни. Потом были еще несколько рейсов на Дальний Восток, прежде чем молодая женщина окончательно решила осесть на суше, понимая, что нужна маленькому сыну рядом. К тому же, в стране настали лихие 90-е, объединение рыбпрома разорилось. Но ее заприметил гуру журналистики, одессит, в прошлом собкор всесоюзных «Известий» Леонид Капелюшный. Он пригласил молодую женщину в новую тогда газету «Слово», а позднее рекомендовал другому одесскому изданию «Юг». «Как-то в редакцию ко мне заглянул друг и коллега Мишки - Игорь Мельник и пригласил в археологический музей на презентацию отчета об очередном их походе. Мы пришли все с той же моей подругой». Так спустя почти семь лет Анна и Михаил вновь увидели друг друга, чтобы уже не расставаться…


«Грешил он много, но его читали…»


«Миша - это личность совершенно неординарная, он - генератор идей, не способный стоять на месте. Говорят, там, где прошел болгарин, семи евреям делать нечего. (смеется - авт.). Так вот, это о Мише», - считает Анна Бердичевская. По ее словам, чем бы не занимался Агбунов, он всегда добирался до самых глубин, потому что был ученым-исследователем до мозга костей. «Вы не подумайте, что я его восхваляю, напротив - при жизни мы часто ругались. В общем, жизнь с ним не была простой, но я бы ее ни на что не променяла», - откровенничает вдова ученого. Она не скрывает, что Михаил Васильевич, кроме пристрастия к античности и археологии, имел и пристрастие к алкоголю, с которым она то и дело боролась. Тем не менее, эти два пристрастия он никогда не совмещал: делу отдавал - время, потехе - час. И это у него тоже получалось талантливо. «Если сказал, что сделает, значит, сделает…». И одно из множества доказательств тому,  как ученый Агбунов назвал дочь. С именем для сына определился быстро - нарек Александром. Для дочери же хотел такое имя, которое бы оберегало девочку с младенчества. И придумал - Ивлия. В ЗАГСе, куда пришел Михаил Васильевич, долго отказывались регистрировать ребенка с таким необычным именем, но Агбунов своего добился. Как и добился того, что уехал защищаться в Москву, потому что читабельного и очень «писучего» Агбунова не все коллеги жаловали, то и дело создавая препоны для защиты в Украине.   
Он не терпел полутонов. Ни в жизни, ни в одежде. «Джинсы предпочитал либо кардинально черные, либо кардинально белые…», - вспоминает супруга археолога. Но никогда не судил о человеке по одежке. «Если Мишу что-то в человеке зацепило, в хорошем понимании этого слова, ему абсолютно было все равно к какому статусу, профессии тот принадлежит, во что одет. Людей он любил. Я никогда не слышала, чтобы он о ком-то говорил плохо. Мог отдать последние сбережения, если надо было. Никогда не задавался целью разбогатеть. Не позволял себе садиться в общественном транспорте, если перед ним стояли женщина или старики; не давал нести тяжелые сумки. Поездкам на транспорте предпочитал пешие прогулки, особенно босиком. Земля для него была жизнью…».


Альфа и Омега Агбунова

«И все же, какими были эти одиннадцать лет жизни для Вас с Михаилом Агбуновым, каким он был мужем и отцом?» - подвожу к самому сокровенному. «Удивительными, - отвечает Анна. - Ведь если Капелюшин для меня - школа журналистики, то Миша - это университеты жизни, где получаешь профессию, которая очень нравится, где начинаешь ценить не то, сколько мужик приносит тебе в дом денег или моет ли он посуду, а саму жизнь - во всех ее проявлениях». Анна вспоминает, как, возвращаясь совершенно усталой с работы, долго не могла уснуть от перенапряжения. И тогда Агбунов, подобно Шехерезаде, убаюкивал любимую рассказами о царе Крезе, сарматах и других античных героях. Уже будучи профессором, известным ученым, этому босоногому романтику в радость было обобрать в Одессе какую-нибудь клумбу, чтобы принести супруге цветы. По словам Анны Владимировны, нельзя сказать, что муж ее был идеальным отцом, но сына и дочь своих - Сашу и Иву, которые долгое время проживали с ними в Одессе, любил до беспамятства. «У меня и сегодня с ними прекрасные отношения, мы поддерживаем связь. Саша и Ивка живут в России. Он - скульптор, она - финансист. У обоих уже свои дети», - рассказывает моя собеседница.
А еще Агбунов никогда не прекращал любить родной Болград. «Как только выпадала возможность, мы обязательно вырывались в город его детства, где он стал археологом, в город, который был его альфой и омегой, началом и концом», - подчеркивает Анна Владимировна. Здесь Михаил познакомил жену не только с мамой-болгаркой, которая сразу приняла невестку, но и с бескрайним Ялпугом. Обязательным местом их посещения в каждый приезд была и усыпальница основателя Болграда - Ивана Инзова, которому ученый посвятил книгу. В этой усыпальнице в октябре 2009 года отпевали и самого Михаила Агбунова, погибшего осенью 2009 года при невыясненных обстоятельствах. С организацией панихиды тогда помог давний друг ученого, основатель Фонда им. Инзова Владимир Куемжи, который не на долго его пережил.
«В октябре уже будет девять лет, как Миши нет. Но за все эти годы у меня даже мысли не возникало, что какой-то мужчина может занять его место рядом со мной… Ну, не стоит ни один из них этого, даже нетрезвого Агбунова. Впрочем, я и так уже много вам рассказала…»


Автор благодарит за организацию встречи с А. Бердичевской Болградский городской совет в лице секретаря В. Николаенко и директора историко-этнографического музея М. Куемжи.

Автор: Алла Кариза

Комментариев: 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, не оставляйте оскорбительные, клеветнические комментарии, призывы к национальной розни, а также сообщения, не относящиеся к теме публикации. Эти комментарии будут удалены.

Защита от спама. Просто введите в поле фразу "Я не робот".